Заметки о состоянии реставрационного проектирования в России

Заметки о состоянии реставрационного проектирования в России

Сегодня реставрацией занимаются все, кому не лень… Возможно, это связано с более солидной оплатой работ, может быть, с интересом к родной истории и желанием быть причастными к ее возрождению, а возможно и в связи с усталостью от стекла и бетона.

Если раньше (до перестройки) этим делом занимались государственные структуры, как проектированием, так и производством работ, - объединение «Росреставрация», «Союзреставрация», «Реставратор» и, соответственно, научно-проектные институты. В Москве это были ЦНРПМ, «Спецпроектреставрация», в Петербурге – институты «Ленпроектреставрация» и «Спецпроектреставрация», 9-я мастерская «ЛенНИИпроекта». В крупных российских культурных центрах существовали филиалы «Спецпроектреставрации». Все было определено, запланировано на пятилетку вперед, за многие годы отработаны методы исследований и задачи реставрационного проектирования. В июле 2015 года Санкт-Петербургская реставрационная общественность шумно отметила 70-летие Ленинградской-Петербургской школы реставрации. А сохранилась ли эта школа сегодня? Банкротство обоих Петербургских реставрационных институтов, о котором хоть и писали в прессе, но о причинах почему-то предпочитают умалчивать в своих интервью руководители охранных органов, насильственное объединение московских институтов в так называемую ОАО «Реставрационные компании», развал старейших проектных организаций Новгорода Великого, Владимира, Пскова и других известных школ реставрации заставляют задуматься о судьбе нашего дела.

Несмотря на ежегодно расширяющийся и дополняющийся «Свод реставрационных правил», неуклонно приближающий нас к «Постановлению № 87» и введение в действие специального реставрационного ГОСТа не дает, к сожалению, ответа на вопрос об особенностях «научно-проектной деятельности по сохранению объектов культурного наследия».

Лицензии МК РФ, выдающиеся сегодня, не имеют срока действия, т.е. один раз приобретя такую лицензию, компания может бессрочно «почивать на лаврах». Не секрет, что для получения лицензии на проектные работы (а их теперь имеют и производственные организации) лицензионный центр предъявляет солидные требования к штату сотрудников, но при этом мне известно, что большинство из них такого штата не имеют.

Кадры реставрационного дела «куются» сегодня из студентов и выпускников архитектурных и строительных ВУЗов. Некоторые из них (столичные) обзавелись реставрационными отделениями. Но, как это ни печально, преподают основы нашего дела преподаватели, сами не работавшие в реставрации, теоретики. Старшее поколение (от 50 до 70 лет) реставраторов-практиков с трудом справляется с заказами, так как сроки контрактов до смешного малы – от 2-х недель до (в лучшем случае) полугода. В таком темпе практически невозможно по-настоящему изучить даже имеющуюся в архивах документацию, не говоря уже о самом памятнике. А опыт и совесть не позволяют выполнять работу наполовину или кое-как… Жаль молодежь, масса ребят по-настоящему интересуются нашей историей, архитектурой, строительной техникой и хотят серьезно работать. Их надо учить, наставлять, показывать и критиковать.

Процитирую Ирину Николаевну Бенуа – заслуженного реставратора России: «Не верю в институтское образование, если хотят чему-то научиться –пусть садятся рядом и вместе со мной работают». Целиком поддерживаю ее мнение. Мои молодые коллеги, студентами пришедшие в мастерскую, к моменту защиты дипломов уже понимали, что они хотят сделать с памятником после его изучения.

Еще сложнее обстоит дело в провинции. Как правило, реставрационных отделений в ВУЗах центральной, северной и восточной России нет, в реставрацию идут архитекторы с современными правилами проектирования, не знающие тонкостей исторических конструкций, декоративных особенностей и технологий. Эти знания даются только с опытом, и только при огромном интересе к предмету (основанном не только на Интернет-сайтах для любителей старины и собственников дачных коттеджей).

В такой ситуации некоторым образом могут помочь курсы повышения квалификации. Такие курсы (тематические семинары) организованы в Санкт-Петербурге ИОЦ «Северная столица». В Москве также имеются несколько подобных заведений. Расширяя тематику семинаров, способы и формы обучения, возможно хотя бы частично заполнить пробелы в профессиональной подготовке реставраторов-проектировщиков. Кроме того, возможно поднять уровень чиновников в сфере охраны объектов культурного наследия и музеев-заповедников. От их понимания проблем российского культурного и архитектурного потенциала зависит вся политика его сохранения.

Это, конечно, далеко не полный перечень наших проблем, но о них – в следующий раз.

И.Л. Воинова – архитектор-реставратор высшей категории со стажем в реставрации 36 лет.

Читает на курсах по реставрации:

Календарь мероприятий